Нет садиста без опыта жертвы. Заметка о жестоком обращении с животными, и не только

Жестокое обращение, и не только с животными, подразумевает преднамеренное причинение вреда или страданий, не связанных с самообороной. При этом жертва насилия по большей части беззащитна и бесправна, чем и пользуется человек.

Люди, совершающие насилие, на самом деле зачастую в прошлом были такими же его жертвами, как и те, к кому они его теперь применяют сами. Можно сказать, что не бывает насильников без опыта жертвы в прошлом. Это две стороны одной медали.

Застревание в травме насилия — это ещё и тема нарушения границ. Речь здесь идёт о чувстве собственного достоинства, собственной значимости, нужности, важности, уважения и силы. Человек, который уважает себя, свои границы, уважает и границы других, особенно братьев наших меньших.

В случае, когда человеку, не чувствующему признания, самоуважения либо ощущающему собственное бессилие, крайне важно самоутвердиться, почувствовать себя значимым, сильным, властным, доказать своё превосходство, он находит способ испытать эти состояния через насилие над кем-то более слабым, чем он сам.

Ещё одним аспектом данной проблемы является то, что у некоторых жестокость может быть заложена в генах, особенно в случае проявления садистских наклонностей. Однако ген может «молчать» до тех пор, пока не случится ситуация, в которой человек (чаще всего это происходит в детстве) не переживёт травму насилия. И тогда те инстинкты, которые он не смог когда-то реализовать с людьми в той самой травматичной ситуации, реализуются с теми, кто не может за себя постоять. Нападать, доминировать, убивать. А страдать от этого могут не только животные, но и близкие люди, и даже дети.

По большому счёту, человек в своих поступках опирается на свою боль. Или, точнее сказать, на воспоминания о своей боли. Только не всегда он может это осознавать, отчётливо понимать, а тем более брать за это ответственность.

Также есть категория людей, которые объясняют свою жестокость исследовательским интересом. Но за данным объяснением нередко скрываются проявления насилия и садизма. Какие чувства человек испытывает при причинении вреда другому живому существу? Через пять минут? Через день? Одно дело, когда человек не может справиться с сильным чувством, бессилием, например, от этого у него поднимается гнев, а тут рядом такой своеобразный громоотвод. Но за этим, как правило, следуют чувства вины и стыда.

А если нет вины и раскаяния, а только злость, агрессия и удовольствие? Тут уже можно говорить, что человек находится либо за гранью нормы, либо на границе нормы и патологии.

Можно долго рассуждать о том, как омерзительны люди, которые жестоко обращаются с беззащитными существами. Но есть убеждение, что плохих людей не бывает. Бывают травмированные люди, которым нужна помощь. Важно знать, что такую проблему можно решить, прервав ту патологическую цепочку, по которой могут передаваться из поколения в поколение жестокость и стремление к насилию.

Автор Наталья Силинская

Опубликовано в статье «Собачья жизнь» газеты «Красноярский рабочий» от 7 апреля 2017 

Leave a reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *